Дизайн интерьера: стиль и тенденция

Тель-Авив — Белый город

 

«Место международного наследия» — под таким названием Тель–Авив занесен в список культурных ценностей ЮНЕСКО. Так называемый Белый город – собрание примерно 4.000 зданий, построенных в лаконичном стиле архитектора Баухауза в самом центре Тель-Авива. Город был выбран ЮНЕСКО не только из-за самих зданий, но и из-за его оригинального урбанистического дизайна. Уникальность города — не в отдельных постройках, а в единстве ансамбля его центральных районов, возведённых в 30-е годы.

«Тель-Авив служит замечательным примером нового городского планирования и архитектуры начала XX века, адаптированных к требованиям конкретного культурного и географического контекста», — говорится в заявлении ЮНЕСКО. «Ваш город – иллюстрация сокровищ современного наследия», — сказал Мишель Омолева, президент ЮНЕСКО, вручая свидетельство тель-авивскому мэру Рону Хулдаи.

 

Экономическая и, в значительной степени, культурная столица государства Израиль, Тель-Авив стал экономическим центром страны, постепенно срастаясь с окрестными городами. В настоящее время все побережье Средиземного моря на север от Тель-Авива на 50 километров — это сплошная городская застройка. Изначально Тель-Авив основывался как пригород города-порта Яффо. Основанный в 1909 году он стал принимать эмигрантов со всего мира. Поначалу это были в основном выходцы из России и Польши. С приходом в Германии к власти нацистов в Палестину, находившуюся под британским мандатом, хлынули выходцы из Германии, многие из них осели в Тель-Авиве. Это отразилось и на виде города.

 

Над застройкой Тель-Авива в 30-е годы работали архитекторы немецкой школы «Баухаус», дома строились 2—3-этажными, каменными, улицы были строго перпендикулярны или параллельны побережью. Они создали «город-сад» с широкими, усаженными деревьями бульварами. В городских кварталах прокладывались дорожки, которые вели к зеленым зонам, соединяя город и внутренние дворики-скверы. Архитекторы 30-х использовали бетон, создавая ровные, квадратные трех-четырех этажные здания. Горизонтальные элементы не изобиловали украшениями. Были учтены и местные особенности – длинные узкие окна и балконы как бы фильтровали свет, не давая жгучему солнцу свободно проникать в дома. Абсолютные строгие линии зданий были смягчены кривыми балконами.

 

Многие дома Телль-Авива служат классическими образцами этого архитектурного направления. Построенные между 1931 и 1956 годами здания с их плоскими крышами и пастельными цветами, разместившись вдоль средиземноморского побережья, создали ощущение гармоничного слияния с окружающим пространством — зодчие адаптировали свои проекты и к местному климату, и к тель-авивскому ландшафту. Модернистское течение основывалось на функциональности и эстетичности. Оно стремилось избавиться от издержек промышленной революции и городской бедности. Идея равенства нашла общее с сионистской идеей – возвращение евреев на историческую родину, завещанную Книгой Книг – Торой, явившейся прообразом Библии. Характерными особенностями этого стиля являются колонны и горизонтально расположенные ленточные окна, экспериментирование с объемом, и асимметричные формы.

Как и все израильские прибрежные города, Тель-Авив не имеет центр. Общественные и культурные места располагаются вдоль набережной. Городская набережная застроена дорогими отелями, и именно она считается лицом города. Здесь сосредоточены памятники архитектуры баухауз. Городские власти надеются, что подобная честь — а Тель-Авив является лишь вторым в мире городом, удостоенным такого титула, — будет весьма способствовать процессу реставрации. «Тель-Авив — это не древний город, но сегодня выглядит старым и несколько обветшавшим. Я же стремлюсь к тому, чтобы он был новым, свежим и чистым», — говорит главный архитектор Тель-Авива Дани Кайзер (Danny Kaiser). Чтобы простимулировать жителей самостоятельно отремонтировать архитектурные памятники, которыми являются многие постройки, им разрешается достраивать этажи и снижаются налоги. За счет этого город приобретает весьма своеобразный эклектический вид.

 

Архитекторы  Израиля

(«немецкий след»)

 

Конкурс на застройку одной из площадей молодого города в эпоху его становления : площадь Зины Дюссельдорф выиграла 25-летняя Женя Авербух. Она была привезена родителями из России в двухлетнем возрасте. Её отец известен как первый аптекарь Тель-Авива. Училась в Италии и Бельгии, выпускница престижной Королевской Академии Искусств в Брюсселе. В 1930 году вернулась в Тель-Авив, где открыла архитектурное бюро. Помимо площади Зины Дизенгоф авторству Авербух принадлежат еще два известных проекта: «Голубая вилла» на улице Бялик (вместе с мужем, Ш.Гинзбургом) и кафе «Галина» (вместе с Ш.Гинзбургом и Э.Гидони) на территории выставочного городка у реки Яркон (оба снесены).

 

Автор генерального плана Тель-Авива шотландского градостроителя Геддеса, пространство, образуемое шестью магистралями, должно было иметь форму шестиконечной звезды — символа еврейского народа, но Авербух предложила вариант круглой площади. Закладка площади состоялась 4 сентября 1934 года в присутствии мэра города Меира Дизенгофа. Название было дано в память о скончавшейся в 1930-м году супруге городского главы — Зины (в ивритском варианте — Цина). Улица, проходящяя через площадь с юга на север, несмотря на возражения мэра, была названа его именем. За основу Авербух взяла идею братьев Лукхардт. Вокруг площади она расставила здания с протяженными окнами и балконами.

 

Уходящие в глубину кварталов фасады и горизонтальные линии создавали иллюзию нахождения внутри одного большого здания. Технология изготовления бетонных изделий в те годы не позволяла достичь необходимой кривизны балконов, поэтому они были сделаны на основе изогнутых металлических решёток, на которые наносился материал. В условиях влажного приморского климата это привело к быстрому появлению ржавчины. Все здания на площади были белого цвета. Тёмные тона, уместные в Германии, в Тель-Авиве не прижились по практическим соображениям — белая поверхность меньше нагревается. Чтобы горячий воздух выходил наружу, в композицию фасада были удачно включены желоба.

 

Это было изобретение Жени. А сочетание сочетание широких и узких горизонтальных полос вдоль стен зданий в результате стало визитной карточкой площади Дизенгоф. Площадь в окружении пропорциональных и изящных зданий, оказалась уютной и привлекала горожан.
Авербух построила два дома на площади. Остальные здания были возведены другими архитекторами, которых обязали подчиниться общим требованиям главного проекта — высотность, внешний вид. Не во всех зданиях балконы использовались по назначению. В некоторых из них они имеют чисто декоративную функцию, выступая как бы заградительным экраном настоящего фасада. Сквер с фонтаном в центре площади также был разбит по проекту Жени Авербух. Небольшой пруд окружали два ряда лужаек, между которыми проходили песчаные дорожки. Во втором ряду росли пальмы и другие тенистые деревья. Таким был первоначальный проект площади, и такой она была до 70-х годов.

 

Изначальный проект претерпел изменения из-за технического прогресса. Дело в том, что проезжающим через площадь Зины Дизенгоф водителям приходилось огибать ее по проложенной вокруг сверика узкой дорожке, что замедляло движение в этой части города. Поначалу это не вызывало нареканий, но с ростом личного автопарка в 60-70-е годы в районе улицы Дизенгоф начали возникать автомобильные пробки.

На площади было решено организовать двухуровневое пространство: верхнее — для пешеходов, нижнее — для машин. Проект по заказу муниципалитета разработал израильский архитектор Цви Лишер. Сквер, а вместо старого фонтана на верхем уровне установили новый под названием «Огонь и вода». Его автор — Яков Агам (Гипштейн), израильский скульптор и художник, проживающий в Париже. Агам — один из известнейших представителей «кинетического искусства», в основе которого лежит попытка выйти за рамки трехмерного пространства путем ввода в него четвертой составляющей — времени. Произведения в этом стиле характеризуются наличием движущихся объектов. По мнению автора фонтан-скульптура на площади призван символизировать «единство искусства, науки и техники», а также в соответствии   с еврейским восприятием мира, вода должна сочетаться с огнем.

Открытие обновленной площади состоялось 25 июля 1978 года. Теперь прохожий с моста наблюдает окружающие постройки на уровне второго этажа. Магазины, кинотеатры, достроенные позже появления самой площади, теперь находятся внизу — чтобы попасть внутрь, требуется спуститься с моста. Как результат, здания на площади перестали восприниматься как составные части единого ансамбля, визуальный контакт с ними был нарушен. Исчезновение зеленых насаждений привело к утрате характерных прежде для площади уюта. Сидящий на скамейке оказывается теперь под взором каждого любопытного.

Опубликовано в Интересное

Оставить комментарий